Древность шахматных игр

Яндекс.Метрика

Фирдауси "Шахнаме"

Фирдауси Шах-наме, первая шахматная партия

Поэт, взявший себе псевдоним «Фирдоуси», что означает «райский», жил и творил в восточном Иране, который входил в те далекие времена в состав государства Саманидов, объединившего земли, на которых жили предки современных таджиков и персов. Это территориальное единство двух народов продолжалось многие столетия, и вплоть до XVI века культурное достояние персов и таджиков было общим. В 994 году, как об этом говорится в заключительной части «Шах-наме», Фирдоуси закончил первую, неполную редакцию своего произведения.

Здесь приведены отрывки из "Шах-наме" таджикского поэта Фирдоуси, имеющие законченный сюжет и посвящённые шахматам и нардам. Фирдоуси в "Шах-наме" отразил летописные источники Ирана, написанные на пехлеви и рассказывающие об ознакомлении шаха с шахматами (шатранджем) и изобретении нард во время правления Хосрова I. Позднее Фирдоуси излагает сказ о Гове и Талханде, в котором поэтически изложена причина создания ещё одной шахматной игры на доске 10X10 и дополнительными фигурами к обычному комплекту.

  1. Раджа хиндский присылает шатрандж Нуширвану.
  2. Бузурджмехр изобретает нарды и Нушинраван отправляет его в Хинд.
  3. Мудрецы хиндского раджи не могут разгадать игру «нарды».
  4. Сказ о Гаве и Талханде и появлении шахмат.

 

 
6883 От дела труднейшего освободясь,
         Теперь поведу о шатрандже рассказ.
Раджа хиндский присылает шатрандж Нуширвану.
         Однажды, ̶  поведал мобед,  ̶  Нуширван
         Румийской парчою украсил айван.
         Трон тиковой костью узорной сиял,
         Венец вознесенный царя осенял
         Луне и созвездьям подобен был трон,
6890 Чертог его доблестных воинов полн.
          Двор полон мобедов, марзбанов, вождей
          Из Балха, Бамии и других рубежей.
          В ту пору владыке Иранской земли
          От верных служителей вести пришли:
          Мол, прибыл посланец из Хиндской страны, 
          С ним хиндские всадники, чатр и слоны.
          Верблюдов нагруженных тысяча с ним,
          Желает предстать пред владыкой самим.
          Владыкою бдящим, как повесть пришла,
6900 Отпралено воинство встретить посла.
          Вот славного трона владыкы владык
          Посланец могущественного достиг.
          Приветствие, как подобало, явил,
          Создателя жизни, светил восхвалил.
          Рассыпан из жемчуга щедрый нисар,
          Слон с чатром и серьги вручаются в дар.
          Чатр хиндский отделкой блистал золотой,
          Сверкал драгоценных камней красотой.
          Верблюды развъючены, въюк за въюком
6910 Пред ликом владыки открыты послом.
         Здесь множетво золота и серебра,
         Здесь мускус и свежий алой и амбра,
         Здесь яхонт, алмазы, клинков хиндских ряд
         Закалки узором приковывал взгляд.
         Из Мая, Каннуджа* всё лучшее тут ̶
         Немалый, должно быть, положен был труд.
         Одно за другим положили чредой
         К престолу владыки с победной звездой.
         На то, что трудами раджи обретал,
6920 Взгляд кинул Кесра  ̶  и в казну отослал.
         Посланье, начертанное на шелку,
         Являет посол и шатранджа доску.
         Работой искусной дивила она,
         Знать много казны поглотила она.
         О деле так начал посол говорить:
        «Сколь свод сей пребудет  ̶  владыке пребыть!
         Пред теми, кто, век потрудясь, обрели
         Познанья, шатрандж положить повели.
         Дай время подумать мужам, обсудить
6930 И сущность игры превосходной раскрыть.
         Фигур имена и значенья найти,
         Дом каждой, дороги движенья найти.
         Узнают, что  ̶  пешка, где воин и слон,
         И Рух, и скакун, и каким наделён
        Ферзь ходом и царь, ̶  разгадают они.
         Пошлём во дворец твой добром, не за страх,
         Все выплаты, дань, как потребует шах.
         Случится собранию мудрых невмочь,
6940 Премудрости этой игры превозмочь,
         Отступят в бессилье, пред знаньем смирясь ̶
         Ни подать, ни дань да не требуешь с нас,
         Но следом ответствуешь данью своей.
         Нет выше, чем знанье, на свете вещей!»
         Сказал бы,  ̶  то слуха и сердца пора:
         Так слушал послания слово Кесра.
         Доходит черёд и до шахмат самих,
         Шах некое время рассматривал их.
         Часть войска из кости слоновой была,
6950 Другая ̶ из тика резного была.
         Когда же со счастьем недремлющим шах
         Спросил о прекрасной доске, о бойцах,
         Посол отвечал: «О владыка! Какой
         Обычай, порядок и строй боевой -
         Увидишь, раздвинув препоны игры,
         Уловки узнаешь, законы игры».
         «Семь дней дайте сроку, - сказал, - на восьмой
         Приступим к игре со спокойной душой».
         Убрали наполненный светом чертог,
6960 Послу предоставили этот чертог.
         Являются рады, мобеды пришли,
         Воссели близ трона владыки земли.
         Фигуры шатранджа пред взором благих,
         Ни мысли, ни взор не отводят от них.
         В ход разум, уловки пускают они
         И всяко друг с другом играют они.
         То этот вниманье, то тот привлечёт…
         Неясным остался игры этой ход.
         Расходятся, хмурые лица у всех.
6970 В чертоги владыки пришёл Бузурджмехр.
         Царя недовольным мудрец увидал,
         У дела недобрый конец  ̶  увидал.
         Кесре говорит: «О владыка царей!
         О правящий мудро державой своей!
         Я справлюсь, как должно, с прекрасной игрой,
         Да будет мне спутником Разум благой!»
         «Да будет! ̶ Так молвил владыка держав, ̶
          И духом, и телом да будешь ты здрав!
          Каннуджа раджа, знать, надеялся, что
6980 Решения путь не увидит никто,
         Позор поражения выпадет нам,
         Дворцу и престолу и всем мудрецам».
         Когда воротился, в покое воссел,
         В шатрандж погружаясь, лицом посветлел.
         То слева, то справа игру начинал,
         Дороги и место фигурам искал.
         День минул и ночь миновала, мсудрец
         К владыке Ирана спешит во дворец.
         Сказал он: «О шах! Твой победен удел!
         Я хиндов, как должно, игру рассмотрел.
         Всё стало на место с чудесной игрой
         По счастью владыки с высокой звездой.
         Посланца раджи призови ко двору,
         И тех, кто уже рассмотрели игру.
         Но прежде ты сам о владыка, взгляни:
         Воистину, полю сраженья сродни!»
         От слов его шах Нуширван просиял,
         Благим обладателем счастья назвал.
         Велит и мобедов, и радов, и знать,
7000 И всех мудрецов именитых созвать.
         Затем призывают посланца раджи,
         Близ трона сажают посланца раджи.
         Словам Бузурджмехра внимает Совет:
         «Слуга солнцеликокого! Славный мобед!
         Не должно ль условье раджи повторить?
         Да будет твой разум со словом дружить!»
         Ответствовал: « Благословенный о том,
         Пред тем, как пустился я этим путём,
         Сказал мне: Фигуры и доску возьмёшь,
7010 Венца обладателю их отвезёшь.
         Советников знатных, мобедов своих
         Сберёт и расставит собранье резных.
         Премудрость фигур одолеют они
         И славной игрой овладеют они ̶
         И дань, и налоги, рабов, кошелей,
         Сколь сможем, пошлём от державы моей.
         Чтут знанья правителя преде всего ̶
         Не трон и богатство и войско его.
7020 Коль царь и мобеды шатрандж не поймут,
         Коль разуму их не по силам сей труд,
         Богатства от нас не должны ожидать ̶
         Ведь мудрых не след суетой утруждать!
         И должное славным воздавши умам,
         Он большей казною ответствует нам»
         Мудрейший приблизился с хиндской игрой
         К престолу владыки с победной судьбой.
         Открыты фигуры, доски рубежи.
         «О мудрые, чистые сердцем мужи!
         Вы слышали речи посланца сего,
7030 И слово, и мудрость владыки его».
         На поле за рядом построился ряд,
         Воители пешие в первом стоят.
         Дружины на левом и правом крылах,
         А в сердце, средь воинства славного шах.
         С владыкой страны – умудрённый дастур,
         В науке войны искушённый дастур.
         А с ними и с той, и с другой стороны
         Сраженье ведут боевые слоны,
         А дальше  ̶  фигуры коней боевых
7040 И двое мужей благородных на них.
         И слева и справа дружин этих двух
         Ряды замыкает стремительный Рух.
         Когда ж до конца построенье довёл,
         Собранье мужей в изумленье привёл.
         Посланец раджи поражён, огорчён,
         Недремлющим счастьем его потрясён.
         Пред чудом увиденным молча застыл.
         Так в мыслях, так в сердце себе говорил:
         Мол, шахматы он никогда не видал,
7050 От хиндов, что знают игру, не слыхал.
         Откуда ж разгадка явилась ему?
         Нет равного в мире такому уму!
         Кесра на дела Бузурджмехра глядит ̶
         Лик счастья, сказал бы ты, явленный зрит.
         Служителем чаша тотчас внесена,
         Наполнилась жемчугом царским она;
         Дарует кошель и коня по седлом,
         Обласкан мудрейший, прославлен царём.
Бузурджмехр изобретает нарды и
Нушинраван отправляет его в Хинд]
Вверх.
 
 
         Муж мудрый в сертог отправляется свой,
7060 И доску и циркуль кладёт пред собой.
         В покое покойном воссел в тишине,
         Ведь мысль заостряется наедине.
         На шахматы ̶ хиндскую мудрость ̶ взглянул,
         Усилием духа свой ум подсегнул.
         В нём разум и светлое сердце слились,
         Так создали нарды и чудо, и мысль.
         Он сделать велел две мохре из кости*, 
         И метки из тика на них нанести.
         Устроил он схожие с хиндской игрой
7070 И поле сраженья, и воинов строй.
         Разбил оба войска на восемь частей, ̶
         Воителей быстрых, грозы крепостей.
         Вот тёмное поле, отряды бойцов
         Врагу с четырёх угрожают углов.
         Там бьются два равновеликих царя, 
         В движении вольном на поле царя.
         Бросая вперёд за отрядом отряд,
         За ходом сражения зорко следят.
         То тот побеждал, то другой падишах,
7080 То бой на равнине, то схватка в горах.
         Случится. Захватят вдвоём одного,
         Лишается войска бойца своего.
         Доколь не понёс пораженье в бою
         Кто-либо. Они оставались в строю.
         Такие, как я рассказал, изобрёл
         Он нарды, к владыке с той вестью пришёл.
         Расставил игру, рассказал обо всём,
         О силе царей, о сраженье самом.
         Владыка Ирана был ошеломлён
7090 И долго пребыл в размышлении он. 
         Из действий царей благородных извлёк
         Успеха урок, пораженья урок.
         Так молвил: «И духом и счастьем своим,
         О чистый душою, пребудь молодым».
         Такой был владыки Ирана приказ:
         «Собрать двадцать сотен верблюдов для нас.
         Ту дань, что давал и Мекран, и Хайтал,
         И Чин, и румиец, и то, что сбирал
         Как подать в казну шаханшаха Иран,
7100 Возьмёт из казны тот большой караван.
         И вот караван шаханшаха готов,
         Избавлено сердце от этих трудов.
         Посланца раджи повелитель призвал,
         Немало о знании с ним толковал.
         Радже составляются строки письма
         Исполнены знаний счастливых, ума.
         Вначале восславлен владыка миров.
         Защитник от дивов, извечных врагов.
         Писал возглавлявшему Хиндский удел,
7110 Простёртый с Каннуджа по Синдский предел:
         Посол умудрённый, мол, прибыл ко мне,
         Шатрандж нам доставил и чатр на слоне.
         Властителя Хинда слыхали наказ,
         Исполнили всё, чего ждали от нас.
         О сроках условясь с твоим мудрецом,
         Мы дух наш украсили знанья венцом.
         Немало мобед, разументем благой,
         Изыскивал, справился с вашей игрой.
         И ныне в Каннудж отправляется он
7120 К высокому Хинда радже снаряжён.
         Везёт он верблюжих две тысячи нош,
         В них дружеский памятный дар обретёшь.
         Мы нарды кладём вместо шахмат твоих,
         Желали бы силой помериться в них.
         Найдёшь, знать, брахманов, чей разум благой,
         Чьё знанье управится с нашей игрой.
         Добро, что прибудет с посланцем моим,
         Как должно, вручи казначеям своим.
         Но если раджа и советников мысль
7130 Постичь не сумеют игры этой смысл,
          Во столько же нош караван снарядит
          Раджа Каннауджа, притом возвратит,
          И тот, что доставили мы Хиндустан ̶ 
          Такой договор предлагает Иран».
          Вот солнце взошло, небосвод озаря,
          Посол Бузурджмехр покидает царя.
          Ушёл с караваном, с посланьем, игрой,
          Ведомый дорогой, игрою, судьбой. 
          И вот позади оставляет Иран.
7140 К радже с ним сам-друг прибывает брахман.
         Узрев пред собою владыку того,
         Престол и венец над главою того,
         Великого на пехлеви восхвалил,
         Затем Нуширвана посланье вручил.
         Приветствие шаха ему передал,
         Раджа, скажешь, вешнею розою стал.
         Потом разговор о шатрандже повёл.
         Поведал радже, что уместным почёл:
         О хиндских фигурах, доске, о царе,
7150 Советниках мудрых при царском дворе;
         Как с хиндской игрою поладил, в черёд
         Пред взором раджи свои нарды кладёт
         И молвит: «Послание время прочесть,
         Да будем хранить справедливость и честь».
         Раджа пожелтел, словно жаркая желчь,
         Услышав о нардах и шахматах речь.
[Мудрецы хиндского раджи не могут разгадать игру «нарды»]
Вверх.
         Сановный явился, посла проводил
         В покоях, достойных его, посетил.
         К веселью айван украшается тут,
7160 Вино, музыканты являются, руд.
         Просил именитый дать сроку семь дней.
         Собрал во дворце знаменитых мужей,
         Достигших познания трудных высот,
         Пред нами иранские нарлы кладёт.
         Мужи эти славные быстрым умом
         Семь дней пребывали в стремленье одном:
         Разгадку игры отыскавши, в борьбе
         Добыть и победу, и славу себе.
         Радже на восьмой сообщает мобед:
7170 «Игру до конца уяснившего нет.
         И разве что разум сроднивший с душой
         Сумеет управиться с этой игрой».
         Радже сообщение сердце прожгло,
         В печали душа и в морщинах чело.
         К нему в день девятый пришёл Бузурджмехр,
         Нахмурен, решителен, молвил при всех:
         Мол, срок пребыванья не велено длить,
         Не следует царское сердце томить.
         В молчанье от нард отстранились мужи,
7180 С бессильем своим примирились мужи,
         Воссел за доскою в собрании он,
         Взор мудрых и знатных к нему устремлён.
         Расставил фигуры, их сущность раскрыл,
         И цель и теченье игры объяснил.
         Вождя показал, построенье бойцов,
         Как царь направляет в сраженье бойцов,
         Раджа и собрание знатных страны
         Увиденным зрелищем изумлены.
         Несчётно мужи восхваляли его,
7190 «Мобед боговерный» назвали его. 
         Немало услышал вопросов мобед,
         Один за другим раздавался ответ.
         Он гул одобренья учёных исторг,
         В познаниях истинных знающих толк.
         Мол, вот он, собравший познаний дары!
         Что шахматы! Нарды! Что тайны игры!
         Верблюдов две тысячи приведены,
         Навьючили данью Каннуджской страны:
         Вьюки благовоний и золота в ней,
7200 Одежд, жемчугов, драгоценных камней. 
         Годичную дань отправляет к тому ж
         К престолу владыки Ирана Каннудж.
         Венец из казны извлекает раджа,
         А с ним облаченье вручает раджа,
         Мобеду, хваленье при сем вознося,
         И свита дарами осыпана вся.
         Две тысячи счётом верблюдов Кесры
         Он принял, а с ними и дань, и дары,
         Такой караван не видали вовек,
7210 Подобных богатств не сбирали вовек,
         К владыке владык возвращается он,
         Главой до небес возвышается он.
         В душе его радость, посланье в руках,
         Начертано хиндским письмом на шелках.
         Раджи и всей знати свидетельство в нём:
         Мол, равного шаху иранскому нет.
         Не видел дихкан и не ведал мобед.
         Нет равных дастуру державы твоей.
7220 Знать, небо в познаньях его казначей,
         Годичная послана подать вперёд,
         Захочешь ̶ и новая следом придёт.
         А тот договор, что прислал нам Иран,
         Исполнит идущий к тебе караван.
         Известья дошли до владыки о том,
         Что радость, удача идут с мудрецом.
         Обрадован славой державы своей,
         Вождей благородных и знатных мужей
         Велел известить про победу его,
7230 Все вышли навстречу мобеду его.
         Вот в город вступает, державой почтён
         Во славу владыки великого он.
         Предстал перед троном, пред оком царя,
         Был встречен хвалою высокой царя,
         В объятья его щаханшах заключил,
         О Хинде, радже, о трудах расспросил.
         Поведал ему Бузурджмехр о делах,
         Удаче, о милостивых небесах.
         Посланье раджи, что к победам привык,
7240 Кладёт перед троном владыки владык.
         Дабира Йездгерда призвали ту весть
         Пред шахом, хранителем знаний, прочесть.
         Вот строки послания оглашены,
         Мужи благородные восхищены
         Умом Бузурджмехра, искусством его,
         Счастливой звездою царя своего.
         Кесра восклицает: «Йездану хвала!
         Сей муж совершает Йездана дела.
         Великие служат венцу моему,
7250 И сердцу и душу вручили ему.
         Хвала властилину обоих светил,
         Подателю всякой победы и сил.
         Для нас Бузурджмехр совершил чудеса ̶̶
         Сколь щедры дарами к нему небеса!»
         Сочтём завершённым сказанье, засим
         К Талханду и шахматам взор обратим.
[Сказ о Гаве и Талханде и появлении шахмат]

Вверх.