Древность шахматных игр

Яндекс.Метрика

 Повесть о Гаве и Талханде.

Жили в Индии два царевича, Гав и Талханд, единоутробные братья. Когда мальчики подросли, каждый из них горел желанием завладеть престолом, да и вся страна разделилась на два лагеря. Царица одинаково любила своих сыновей и не знала, кому отдать предпочтение. Созван был совет знатнейших, который обсуждал вопрос и день и ночь, но поровну разделились голоса.

После горячего спора о старшинстве каждый из братьев стал готовиться к войне и собирать войско. Неоднократные попытки Гава склонить брата к мирному разрешению спора не привели ни к чему.

Начались приготовления к бою. Между двумя станами был выкопан ров. Когда солнце взошло, каждый из царевичей, стоя рядом с наставником, обратился с боевым призывом к своему войску. Начался бой. Талханда постигло поражение. Будучи пощажен в бою Гавом, он удалился в Март и стал стягивать туда сохранивших верность воинов.

Окрепнув, он послал к Гаву гонца с новым вызовом. По совету наставника Гав снова пытался склонить брата к миру. Последовал отказ. Братья стянули свои войска к морю, окружили их глубоким рвом, наполненным водою. Начался кровопролитный бой, из которого никто не мог бы спастись бегством.

Во время боя Талханд, сидевший на слоне, видя море крови вокруг себя, страдая от зноя, жажды и голода, потерял сознание и умер на своем золотом седле. Гав, потеряв из виду знамя Талханда, послал искать брата. Узнав о его смерти, он спешился со слона и, горько рыдая, отыскал брата. Он убедился в том, что на теле его не было ни одной раны.

Царица не спала и не ела, пока длился бой. Узнав о смерти сына, она предалась отчаянию, горько упрекая Гава в убиении брата. Гав старался утешить мать: он не поднимал руки на брата, если же она не хочет ему поверить, — он предаст свое тело сожжению. Мать потребовала, чтобы ей показали, как случилось, что Талханд умер без ран, сидя на слоне.

Создание игры Шатранг для матери Талханда

Гав разослал всадников во все стороны, всюду, где только был хоть один выдающийся мобед. Они все прибыли ко дворцу шаха, прибыли к этому прославленному двору. Миродержец воссел с индийцами, знатными, учеными, с теми, кто обладал ясным умом. Наставник описал то поле битвы, и как шел бой шахов и воинов. Каждый говорил с этим мудрецом о реке, и о рве, и о запруде. Всю ночь никто из них не спал, и не смыкали они уст. Когда с площади донесся шум литавров, эти видавшие мир (мужи) потребовали эбен, из него двое мужей сделали четырехугольную доску, драгоценную и блистательную, изображающею тот ров и поле битвы, с расставленным на ней лицом к лицу войском.

На той доске нарисованы были сто клеток, (на ней) передвигались войска и цари. Затем два войска из тэка и слоновой кости и два царя с поднятой головой, с венцами и в сиянии, пехота на виду конница за нею — образовали два строя в боевом порядке. И коней и слонов и царских дастуров, храбрецов, которые гонят коня против (вражеского) войска — все изображения были сделаны. Они вступали в бой, один — стремительно и в горячности, другой — медлительно.

Шах был поставлен в середине войска, об руку с ним преданный наставник. Около царя с двух сторон — два слона, — от слонов поднималась пыль, цветом подобная Нилу. Два верблюда около слонов были поставлены, и на них сидели двое с чистыми мыслями. Рядом с верблюдами два коня и два мужа, ищущие горячего места в день битвы. По обе стороны обоих строев стояли два воинственных руха, с пеной от крови печени на губах. Пехотинец передвигается спереди и сзади, так как он был в бою в помощь; и когда он достигал края поля битвы, то располагался об руку с шахом как наставник. Точно также наставник не мог передвигаться во время боя более чем на одну клетку впереди шаха. Слон с поднятой головой проходил три клетки, он озирал все поле битвы на две мили. Верблюд точно так же передвигался на три клетки по полю битвы, задыхаясь и храпя. Точно так же ход коня был на три клетки, и при его движений одна клетка была не по пути. Никто не шел против мстительного руха, всегда он нападал по всему полю битвы. Каждый всегда передвигался по своему ристалищу; никто в движении не делал меньше или больше.

Когда кто-либо видел в бою шаха, громким голосом восклицал: «О шах, берегись». Шах из своей клетки уходил, пока не попадал в затруднительное положение. А затем закрыли путь шаху — рух, и конь, и ферзин, и слон, и воин. Он оглянулся вокруг, на все четыре стороны, увидел (своих) воинов поверженными, со сдвинутыми бровями. Путь к воде и рву прегражден. Войска (врага) — и сзади, и спереди, и слева, и справа. От усталости и жажды шах умер (шах мат), согласно веления вращающегося колеса судьбы.

Гав, этот шах благородный и милостивый, был в восхищении от Талхандова шатранга. Мать взирала на игру с сердцем, полным крови от горя по шаху Талханду. Она сидела ночь и день, полная горя и гнева, вперив очи в шатранг, все ее стремления и мысли были направлены на шатранг. Душа ее была полна скорби по Талханду. Постоянно она проливала кровавые слезы, и в этом горе шатранг был ей целителен. Так она пребывала без пищи и без движения, пока не пришла ее пора.

Таково положение дел в мире: то скорбным бываешь, то — радостным.
К концу пришла эта повесть, как я ее слышал в рассказах на досуге.
Осталась лишь доска шатранга в память людям от тех времен.